Белорусская организация Эншин каратэ

Михаил Липянский. Взгляд из Америки.

- Михаил, расскажите немного о себе и своих учителях.

- Каратэ я бредил с детства. Был у меня школьный друг Серёжа Бабиев. Его отец, насколько я помню, активно занимался каратэ до запрета. Помню, как приходя Сергею в гости, я взахлёб читал самиздатовские копии книг, изучал книгу Накаяма по Шотокану. В условиях “подполья” шансов заниматься у меня не было - мне было тогда всего 10-12 лет. Так что, каратэ я начал заниматься, уже приехав в Америку.


Моим первым стилем стал Шорин-рю, школа Кобояши. Свой чёрный пояс, шодан, получил в Кобояши. Мой сэнсэй Униза был очень прогрессивен для традиционного "окинавца" - уважал Киокушин. Уже тогда у меня появилась цель драться на турнире “Сабаки челендж” в Денвере. В додзё моего сэнсэя мы практиковали и лоу-кики и бои по “нокдауновским” правилам и даже некоторые броски из арсенала дзюдо. Сэнсэй был призёром Пан-Американских игр по правилам WUKO. Тогда, в восьмидесятых, это были весьма высокого уровня соревнования. Он был учеником многих известных в Америки мастеров Окинавского карате, ездил на стажировку к Ханши Наказато (Кобояши рю), на Окинаву. Он был просто фанатиком окинавской работы руками.

У сэнсэя Унизы я занимался с 14 до 17 лет, а потом, как и у любого юноши, у меня появились интересы более важные, чем карате… К тренировкам я вернулся к 19-ти годам после чего сэнсэй переехал в другой штат и связь между нами прервалась. Я останусь благодарен сэнсэю до конца жизни - у него в додзё я окончательно и на всю жизнь влюбился в карате.
В начале 90-х началась новая волна эмиграции из бывшего Советского Союза, что позволило мне, оставшемуся без учителя, найти ребят, имевших опыт в вольной борьбе и боксе... Мы собирались в зале - работали на грушах, боролись. Тогда я и понял, что борьба у меня вообще никакая. Так я нашёл Джона Алана, тренера по шутфайтингу.
Джон Алан был учиником Барта Вейла, кикбоксёра, перешедшего в конце 80-х годов в шутфайтинг в Японии. Там, в Японии, он некоторое время был одним из лучших бойцов. В числе его поверженных противников был тогда ещё молодой, а ныне далеко не безызвестный Кен Шемрок. Через некоторое время Вейл начал создавать структуру школ шутфайтинга в США, где и встретил Джона Алана, старого друга ещё по Кенпо-каратэ. Алан, в свою очередь, открыл бранч недалеко от Сан-Франциско, куда я и пошёл. Джон Алан в то время выступал по любительской версии шутфайтинга - без ударов в партере и без локтевых ударов в голову в стойке. Ему нужен был тогда трудный спарринг-партнёр и он его нашёл в лице Халфа Грейси из той самой семьи Грейси. Таким вот образом, занимаясь у Джона Алана, мы знакомились с элементами "ужасного и непобедимого" бразильского джиу-джитсу.

Так, примерно за год, я прошёл свой ликбез в борьбе. После этого наступила очередная пауза в моем "Пути", самая длительная - больше двух лет. По прошествии этого периода мои мысли начали возвращаться к "главному" и это "главное" виделось мне не в Шутфайтинге или Муайтае и, даже, не в окинавском карате, а в Киокушине. Вместе с тем я знал, что настоящего Киокушина, как такового, в США нет, но есть, хорошо известный мне тогда, Эншин. Благодаря Интернету я сумел найти самого важного тренера и учителя в моей жизни сэнсэя Наохиро Томияма. Мне ужасно повезло - я нашёл и Эншин, который меня всегда интриговал своей практичностью и изобретательностью, и Киокушин в лице одного человека, моего учителя. Опыт сэнсэя Томияма в Киокошин был просто поразительный – он был в учениках у Хатсуо Рояма, Санпей, Хирока Куросава. Он являлся учидеши у канчо Ниномия, он был чемпионом “Сабаки челендж” в среднем весе в 1992 году.

Пришёл я к сэнсэю осенью 1998 года, начал выступать по правилам Эншин-каратэ в 2000 году, а в декабре 2001 я одержал победу на Чемпионате Японии по Эншин-каратэ в весовой категории свыше 75 кг. Тот чемпионат был закрытым – выступали только представители Эншин. Потом были упорные тренировки, травмы. В апреле этого года я стал чемпионом в тяжёлом весе на турнире “Сабаки челендж” в тяжёлом весе.


- Михаил, так уж сложилось, что о развитии нокдаун-каратэ в США мы, россияне, знаем крайне мало. При всём этом возьму на себя смелость предположить, что такие школы, как Киокушин, Ояма, Ашихара, Сейвакай и им подобные хоть и развиваются в вашей стране, но не столь успешно, как, к примеру, в Старом Свете или в России. Верно ли это предположение? И вообще, что такое нокдаун-каратэ по-американски?


- Наверное, надо будет начать с того, какие виды нокдаун-каратэ наиболее распространены в США. Это – Эншин-каратэ (канчо Йоко Ниномия) и Ояма-каратэ (сошу Сигеру Ояма). У организаций, представляющих данные школы, больше всего додзё, но это, конечно, если не говорить о количестве додзё других видов единоборств – ими просто запружена страна. Ояма-каратэ практически каждый год выставляет своего представителя на “Сабаки челендж”в Денвере. Вообще, Сигеру Ояма проводит свои турниры в Нью-Йорке, а также ещё один - в Алабаме. Вместе с тем, общий уровень развития нокдаун-каратэ в США никак нельзя сравнить с аналогичным уровнем в Европе или России. Уровень нашего нокдаун-каратэ гораздо ниже, я бы сказал. Причина тому - очень низкая популярность нокдаун-каратэ как такового. В Америке нет того уровня конкуренции и нет той массовости, как, скажем, в Киокушин в России. Для многих тренеров - просто праздник, если кто-то выражает желание выступать на турнирах.

Если говорить об Эншин-каратэ, то на данный момент эта школа насчитывает 17 додзё плюс само Хонбу. Так вот, на последнем турнире “Сабаки челендж” своих бойцов представило всего три додзё, если не считать учидеши Хонбу, которые должны драться по контракту. Если в России, скажем, в ИКО1, надо заслужить упорными тренировками право выхода на татами, то здесь бранч-чифам приходится ждать годами, чтобы кто-то изъявил желание выступать. Как следствие - многие сэнсэи не имеют необходимого опыта подготовки бойцов. Ведь согласитесь, что одно дело просто тренировать людей и совершенно другое - параллельно воспитывать нескольких бойцов с целью достижения побед. К сожалению, можно сказать, что на сегодняшний день нокдаун-каратэ, как направление, не прижилось в США.


- В России нокдаун-каратэ ассоциируется, прежде всего, с каратэ Киокушин. Про Ояма-каратэ и Ашихара-каратэ люди знают, но гораздо меньше, а про Эншин-каратэ практически ничего не слышали даже специалисты. Для большинства наших читателей было бы интереснее узнать о степени развития Киокушин в США. Очевидно, что эта школа была первой, положившей начало новому направлению в каратэ. По понятным причинам она должна быть самой старой и титулованной в ряду других школ нокдаун-каратэ и у вас в стране. Удаётся ли Киокушин удерживать свои позиции в США в настоящее время или школа "затерялась", не выдерживая соперничества с новыми, более прагматичными конкурентами?


- Киокушина как явления, так как в России или, скажем, в Голандии, никогда в Америке не было. Да и просто Киокушина, как распространённого стиля каратэ, тоже не случилось. Некогда был сильный Киокушин в Нью-Йорке в начале 70-х годов - Тадаши Накамура и Сигеру Ояма начали поднимать школу в США, следуя модели Масутатсу Ояма. Как в своё время Киокушин родился в Токио, так и в США решили начать с самого большого мегаполиса. Потом на помощь прибыли сэмпай Киши и совсем молодой Йоко Ниномия (многие не знают, что заняв 3-е место на Первом Чемпионате мира в 1975 году, Ниномия уже больше года жил в Нью-Йорке, а ко времени победы в Чемпионате Японии в 1978 году он уже жил в Денвере, штат Колорадо).

Надо видеть, какие процессы происходили в стране на тот период, чтобы яснее понимать, что происходило с Киокушин и почему. Пришли 70-е, движения "Хиппи" 60-х умерло, плохое экономическое положение вкупе с безработицей и с всплывшими в 60-х "нетонущими" и накалёнными рассовыми вопросами в обществе создали условия для генерации пассионариев, говоря языком Гумелёва. Таким образом можно понять, почему в 70-х Киокушин в таком городе, как Нью-Йорк, мог иметь популярность (на Западном побережье "гремели" в это же время школы Брюса Ли и Так Куботы). Додзё Киокушина были местом, где одновременно можно было “выпустить пар” и найти оправдания своим амбициям на тему “who is who”. В кумитэ, на татами, как мы знаем, все равны.

В Нью-Йорке, где живут друг у друга под носом дюжины национальностей разных языков, культур, и цветов кожи, та самая группа додзё под руководством Накамура и Ояма вместе с восходящими молодыми звёздами Ниномия и Киши (они до сих пор очень близки), действительно, в каком-то смысле стали местом просвещения. И не удивительно, что в первых трёх чемпионатах, когда американцы попадали в первую шестёрку, это были афро-американцы Вилли Вильямс и Уильям Оливер. Но, как известно, Тадаши Накамура и Сигеру Ояма покинули Киокушин. “Горячие" нью-йоркские парни повзрослели и немного поостыли, пришли сытые и весёлые 80-тые... Произошло то, что должно было произойти, но было приостановлено социальным накалом 70-х - Киокушин не вписался в образ жизни и менталитет американцев.

Природные способности, умение тяжело трудиться всегда в той или иной форме хорошо материально стимулируются в этой стране. Он или она всегда уверены, и к определённому возрасту это уже в подсознании американцев, что за "это" они должны хорошо получать. Если же они за что-то платят деньги, то в той или иной форме за результат должен отвечать тот, кому платят. И вот додзё Киокушин из вас выпивают все соки после рабочего дня, на вас кричат и ещё, извините, для повышения энтузиазма по одному месту бамбуковой палкой могут дать... Не получается? – так работать больше надо, думать, искать! “Нет уж, извините, cэнсэй, я вам деньги плачу вот вы и ищите и думайте, а я уметь должен, потому как я вам плачу - это ваша работа, чтоб я умел”.

Также есть ещё один момент - это турниры. “Это что значит: “Деритесь для себя?” Боксеры для себя дерутся, но им сколько платят?”. Ну и зрелищность. Почему европейский футбол не приживается в Америке? Потому, что там "экшона" мало. Чтобы получать удовольствие от турнира по нокдаун надо иметь специфический вкус – понимать, что проиcходит на татами. В свободных боях, в Муайтай нокаут гораздо более вероятен, чем в “нокдауне” Просто, один упал, другой стоит – не надо никаких тонкостей. Ни одно поколение американцев выросло на реслинге "Кeтч" и именно это создало базу для столь быстрого роста популярности свободных боев (“Ултимат файтинг” и пр.). Да и правила данных турниров были откорректированы за последние годы для повышения зрелищности. Если помните, сначала, когда доминировали Грэйси, то не было ограничения на время борьбы в партере - возня на татами начала надоедать и сразу же появились ограничения. Американцы, смотря "Кетч", искали “колизейских” зрелищ, но по прошествии 15-16 лет начали понимать, что это спектакль. Так и "взорвались" свободные бои в качестве "реального кетча". То меньшинство, которое занимается "маленьким нокдаун-карате в большой Амереке", - это иcключение из обычного социального профиля среднего американца.

Шихан Горай (IKO1) в Нью-Йорке пытается реанимировать Киокушин в США. Шихан является руководителем Кубка Америки. В принципе, этот турнир превратился в разведку боем русских бойцов в рядах японцев и бразильцев, где, в конечном итоге, русских просто хамски "сливают" (Курбанов, Осипов). Всё это видит публика на трибунах - за США выступают бойцы весьма низкого уровня по сравнению с бразильцами и русскими.
Определённую популярность на данный момент набрал Муайтай, а популярность бразильского Джиу-джитсу немного упала. В то же время сборы с телетрансляций свободных боев растут - машина уже запушена. Существуют три конкурирующих между собой версии свободных боёв, причём, одна из них - сугубо борцовского направления. Доходы некоторых бойцов из свбодных боёв превышают 200 000 долларов, так что поезд нокдаун-каратэ из этой страны, как говорится, ушёл. Возможно, это не так уж и плохо, но я думаю, что нокдаун-каратэ навсегда останется там, где оно уже есть – этого достаточно.


- Не очень оптимистичный вывод относительно перспектив нокдаун-каратэ в Америке прозвучал из Ваших уст, Михаил. Соглашусь с тем, что лидерство тех или иных стран в каком-либо из направлений каратэ – это факт. Думаю, что это естественное явление, обусловленное ходом истории, экономическим и географическим положением страны, менталитетом нации, в конце концов. Думаю, что заслуг у Америки по части развития и пропаганды тех или иных видов единоборств достаточно много. В этом смысле можно говорить об Ояма-каратэ, Эншин-каратэ, Джиткундо, наконец. Те же “Бои без правил” дали начало новым, доселе неизвестным, школам во всём мире. Конечно, за каждой из школ стоит личность, её лидер, но не стоит забывать, что они, эти лидеры, по настоящему смогли раскрыться именно в Америке.

Но будем помнить о том, что наших читателей интересуют, прежде всего, нокдаун-школы и их лидеры. Михаил, Вы, наверняка, встречались с теми или иными руководителями школ, чьи фамилии у всех у нас на слуху. Встречи, опыт общения с кем из них произвели на Вас наибольшее впечатление?


- Из тех, кто, видимо, известен в России - это канчо Нимомия. Это очень своеобразный человек…Прежде всего, чувствуется его феноменальная личная свобода, как человека, как бойца, как мужчины. Это человек, который с 17-ти лет живёт абсолютно "своей жизнью".
Читая воспоминания учеников М.Ояма, вырисовывается картина сосая, как человека, которому было трудно угодить, но с допустимой вероятностью можно было предвидеть его реакцию на тот или ной вопрос. С канчо Ниномия всё по-другому. Пример: год назад я хотел испытать себя в Дайдо-джуку, а в частности - в чемпионате Японии. В прошлом канчо не высказывал одобрения правил "свободных боев" и поэтому я и мой сэнсэй были готовы к отказу. Первое, что канчо спросил сэнсэя было: “А с борьбой он знаком?” Сэнсэй рассказал о том, что уже есть небольшой опыт Шутфайтинга в добавление к тому, что я планировал начать тренировки по Дзюдо раз в неделю. Такой ответ удовлетворил канчо и мы получили добро. Жаль лишь то, что сэнсэй Адзума так и недопускает “гайджинов” на Зен-нихон - от него мы получили отказ.

Очень интересно посмотреть на кулаки канчо – это, знаете ли, два таких булыжничка. Каждый день канчо бъёт очищенный от коры кусок ствола дуба и мешок с песком. Cэнсэй рассказывал, что когда он был с учидеши, то канчо часто им говорил, что сэйкен каратэки должен быть как клинок катаны...
В детективных романах у всех каратэк патологическая кошачья походка, а вот в жизни я эту походку видел только у канчо - наклонённый лоб, широкая прямая спина, и пружинистые ноги с еле слышным шагом на татами...
Недавно Ниномия навестил нас в Сан-Франциско. За столом на ужине с учениками канчо оказался очень мягким, даже, можно сказать, стеснительным человеком.


©Сергей Штурм

Чтобы оставить комментарий необходимо зарегистрироваться

Реклама

О нас

Белорусская организация Эншин каратэ была основана в 2009 году. В данный момент организация бурно развивается, наши спортсмены выступают в разных направлениях контактных единоборств.

Мы всегда готовы и открыты к сотрудничеству!

Контакты

Администратор сайта

E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

               Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 
 

Президент Белорусской организации Эншин каратэ

Савостьянчик Александр Петрович

E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Skype:  Savost5

Моб. телефон: +375-29-635-94-60

 

Календарь

Календарь

Ноябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30